Стихи/Проза
 
 

 

 

 
 

Рецензии не будет или Просто чувства.

   Впервые взяла на себя смелость изложить свои мысли, и все же не настолько смелую, чтобы именовать размышления рецензией. Наверное, я все-таки считаю неправильным влиять на чужие мысли таким способом, но остановить импульс, который вызвал такую реакцию, я не сумела. И да простят меня те, кто читает эти строки, и тот, кто написал строки, которым посвящены такие мысли.
   Я бы назвала написанное трилогией, но меня осудят литераторы, возможно утверждая, что недостаточно написано, я бы назвала это исповедью, но это чище исповеди и гораздо сложнее, я бы назвала это произведением с большой буквы, но я всего лишь обыватель, который может только рассказать о своих чувствах. Не знаю, грешит ли автор с литературной точки зрения, не знаю, посчитают ли достойной канву сюжета - но когда читаешь, становишься единым с автором и героями, чувствуешь это все в себе, будто проживаешь чужую и до боли знакомую жизнь, а вернее какой-то ее осколок, и кажется, что в глаза попала соринка, и в этот миг лучше отвернутся от окружающих, побыть одному. Когда-то кто-то верно заметил - аниме стоит смотреть в одиночестве, тогда его прочувствуешь. Читайте это в одиночестве. Дайте пройти этому через себя, и если это не ваше - отпустите, а если нечто вам очень близкое - задержите на мгновение …и тоже отпустите. И посмотрите вокруг - а вдруг мир наполнился новыми красками, наш общий Кендимир, который зиждется на чувствах, а не на словах.
   P. S. Знаю, что впечатление у всех сложиться разное - намного или ненамного, но отличное от моего. Мне повезло прочитать этот фанфик первым, и наверное поэтому я позволила себе отойти от некоторых своих правил и написала эти строки, адресованные, прежде всего, Ханамико. А посему прошу на миг, а лучше на дольше, забыть о том, что здесь написано, чтобы ваше мнение было непредвзятым. Ведь часто даже негативное суждение - это реакция на положительное. Прости меня, Ханамико!

© Лилу, 2006


 
 

Цикл размышлений

Ханамико в соавторстве со своим третьим "Я" Леонардом Бюссеньером.

   От автора:
   …мы любим своих героев, мы вживаемся в их роль, мы становимся ими. Интерес в том, какими они есть, желание изобразить и досконально понять их существо и характер, как самого настоящего человека…Но, все сводится к тому, что единственно настоящий человек, которого мы знаем досконально или, по крайней мере хорошо знаем, - мы сами. Да, и я долго помышлял об этом, что единственный человек, которого я хорошо знаю - это я сам.
   Я пишу от мужского лица, потому что сейчас - я мужчина, потому что я пишу о себе, как о мужчине.
   Если я буду описывать размышления Терри Гранчестера или Арчи Корнуэлла, то только, как мужчина и я буду им и ими.
   Я не актер, а постановщик. И должен признаться, что мне гораздо приятнее писать о себе в таком роде. Хрупкое создание - внешняя оболочка, внутри мы можем играть даже для себя, дабы постигать величие и красоту всех людей, которых изображаем и, конечно же, себя - как способного изобразить.

Итак, игра мыслей. Цикл размышлений.

Заключенные на небесах, и заколоченные под землю

1. Похороните его красивым…(Я стану Терренсом)

Занавес.

Мой рассказ начинается с занавеса. Ведь это то, что я запомнил, прежде чем мою голову посетили похожие мысли.

Занавес.

Я бы повторил это еще раз, чтобы испытать это мгновенье, как новую роль... Кто я? Черт возьми... Услышьте мой голос, каким вы представляете его? Голос Терренса, как он звучит в вашем сознании? Так как он, возможно, звучит, постарайтесь читать эти строки, я хочу, чтобы вы в меня верили.
А теперь представьте мое лицо, таким, каким видели его в последний раз или тот образ, который тает перед вашими глазами. Сделайте меня своим идеалом, прекрасные леди и своим соперником, ревнивые джентльмены. А теперь я постараюсь соблазнить вас! Улыбнитесь, смущенно улыбнитесь этому голосу, покажите свою прелесть моим глазам... О, вы очаровательны! Хотите еще раз в меня влюбиться? На этот раз я с вами разговариваю, только с вами, леди! Вы должны мне улыбаться, так как я вас соблазняю.
Хотя не стоит... Зачем? Я хочу умереть... теперь я соблазнен смертью... Гамлет? Ромео? Теперь Терренс будет мертв! Тот, который играл их, тот, который актер... О...Я мертв на дне бокала, я уже не стану тем, кем был.
Сейчас я не играю, я не могу, я был пьян и забыл слова!
Терренс Грэм Гранчестер - слаб.
Сыграйте кто-то меня! Прошу вас! Покажите, что я был звездой Бродвея, что я добился славы своим талантом, я отрекся от титулов и отца... я отрекся от юности, я хотел декламировать чужие чувства, думая, что они, как мои - свободны... Свободы ли я хотел? Я хотел... хотел быть... я не помню... я даже не помню своих слов... Я хотел, чтобы Ричард взял утреннею газету и увидел там меня... герцога, который сыграл актера, герцога, который ненавидел весь мир... тогда, в моих мечтах, Ричард сказал бы: " Я любил Элеонору... сын... а эту дворянку, которая называла тебя паршивой овцой я ненавидел... я люблю тебя, сын..."
И не любовь разрушила мою молодую жизнь... мою молодую жизнь разрушила ненависть. Я никогда не любил столько, сколько я ненавидел.
Терренс Грэм Гранчестер - ненавистник.
Теперь я утратил физическую привлекательность. Я со скалы свалился в пропасть, я нашел в пропасти окровавленные камни... я нашел в пропасти море вина. Я не пил дешевого вина, но пью сейчас... Моя одежда стоила целое состояние - а теперь, это состояние разбомбила война... в моем сердце.
Я ничей... Я не принадлежал обществу, людям, Шекспиру и не принадлежу себе...
Терренс Грэм Гранчестер - мертв.
Похороните меня. Я...допил бокал, запивая свою жизнь, проглотив ее, как горькую таблетку... Она растворилась во мне, а я поддался ее действию... Как я был красив... Каким я стал... Похороните... меня... красивым...
Терренс Грэм Гранчестер - мертв...

Занавес.

Аплодисменты.


2. Благо склонение. (Я снова стану Терренсом)

Я кричал, что проклят...
Тогда... я верил в Бога?
Но я осквернял мессы... Я называл молившихся "своими невинными овечками"...
Я верил или нет? Я считал, что не верил. Я считаю, что не верю. Тогда, почему я кричу, что проклят? Это чистейшее восклицание! Сам рот открывает путь моей душе! Я кричу, что не верю, но проклят...
Но, почему я проклят?
Потому что меня отрывают от возлюбленных людей... отрезают раскаленным острием... Я жалею себя... Я несчастен... Я слаб? Но я решителен... Я решительно слаб. Кто знает? Может, есть Бог? Тогда, я знаю за что наказан...
"Чем ты наказан?"
Я оторван от возлюбленного человека.
"Ты оторвался вначале, и уехал, далеко... Бог не захотел противиться твоим решениям и разделил ваши дороги. Ты мчался к возлюбленному делу и получил его, сполна..."
Бог не захотел противиться моим решениям?.. Бог...
"Жизнь... жизнь..."
Бог или жизнь?
"Жизнь - есть Бог!"
Иисус?
"Жизнь - есть Бог!"
Жизнь... Кто ты?
"Жизнь... Ты!"
Я? Бог или жизнь?.. Проклят собой?
"Его не существует... Есть жизнь. Проклятье - слово, всегда - слово..."
Кто ты?
"Кто ты... Жизнь - одна из многих, мысли - божества!"
Оболочка... Внешняя привлекательность, духовное единение - любовь... Потребность жизни и продолжения... бессмертия... через детей... О, нет! Нет!

Прекрасный облик в зеркале ты видишь
И, если повторить не поспешишь
Свои черты, природу ты обидишь,
Благословенья женщину лишишь.
Какая смертная не будет рада
Отдать тебе нетронутую новь?
Или бессмертия тебе не надо -
Так велика к себе твоя любовь?
Для материнских глаз ты - отраженье
Давно промчавшихся апрельских дней.
И ты найдешь под старость утешенье
В таких же окнах юности твоей.
Но, ограничив жизнь своей судьбою,
Ты сам умрешь и образ твой - с тобою!
(William Shakespeare. Sonnets III)

Жизнь - не справедлива, но часто - благосклонна. И сильный тот, кто это понимает.


3. Желтый парк (Я стану Арчибальдом).

Мои кошмары - это твое последнее дыхание, я остаюсь не в первый раз без брата... Я считаю, что должен простить вам все...

"Почему я отдельно взятый человек?"

Арчи спал. Уже восходило Солнце и по мере того, как комната освещалась, сон юноши приобретал самый мрачный оттенок.

…Алистер Корнуэлл сидел в большом кресле возле потухшего камина.
- Стир?.. Ты?!..
- Спокойно, Арчи! Братишка! Это же "Флит модель 17", я о нем всегда мечтал! Ну, пожалуйста, пойдем со мной!
Радостный Стир поднялся с места и схватил Арчи за рукав.
- Смотри… - старший Корнуэлл продолжил, указывая пальцем на переносицу, - война разбила мои очки! Она отняла их и не вернула…совсем не честно! Но не переживай так, быть летчиком - для меня большое счастье!
…отняла…отняла…-последнее, что раздавалось в голове у Арчи-…и не вернула…
- Отняла тебя, Стир, - пробормотал просыпающийся юноша. Напротив его сузившихся глаз растворялся облик погибшего брата, в непривычном для него виде - без очков.

***

Ты снова тоскуешь, братишка?.. Мне нравятся твои молчаливые ответы. Словно качаешь своей головой, и солнце слепит твои очки... Я вот... уже совсем не юноша, но ты остался вечно молодым. Твои мысли играют моим воображением, я вновь слышу твой голос, и даже могу с тобой разговаривать, когда один. Это плохо, что ты сорвался во Францию, я упрекаю тебя. Неужели этим увенчался весь твой жизненный поиск, и порыв твой был удовлетворен? Ах, Стир... как мне тебя не хватает...
Знаешь, сейчас мне ужасно тоскливо и возможно, я поэтому задал тебе первый вопрос? Но теперь ты не взбодришь меня.
Ты виноват перед всеми нами, очень виноват. Я не дождусь уже твоего удивленного взгляда. Твоя старая фотография, обломки твоих изобретений и вечная о тебе память.
Не ты один сразился с жизнью на той войне... Множество... множество... множество... И когда нам преподавали историю, ты ведь не думал, что погибнешь в таком сражении?
Множество... множество... опавших листьев на твоей могиле. Скорбный парк усопших... Ты, конечно же, не под землей и не на небесах. О тебе только вечная память и она в моей голове. Я стану тобой, на миг... Стир... множество... множество... множество... в скорбном парке усопших...


4. Летчик-испытатель (Я стану Алистером).

Я не твой... Ты не моя, мой враг застыл от тягости клинка
Застыли мы, поблекла кровь, и старость станет юности родной
Мне не под стать, то не мое - что называли мы судьбою
Прости, прости - не твой, Земля! Хожу и знаю, что не твой я...
Прости, прости - мой тяжкий пепел, прости, прости мой дорогой
И только небо знает это, и только Бог осведомлен
Что не был я живым до этого момента... И после встречи этой,
...Простор бескрайний твой - вновь оказался мне запретным
Земля! Мне небеса окажутся роднее! И то, что дальше -
Ближе мне....
Прости меня, моей мечте заветной, я с ней останусь навсегда
Где я не твой - ты не моя, вот там покою предан буду...
Вот там, что пепел от листа, вот там тебя я позабуду
Прости, не твой я... Облака - по ним ходить был я согласен
И яркий свет открыл врата - что так красив и столь опасен...
Я чист - поверь , я обращусь, без просьб и без стенаний.
Молиться я не научусь - я нем, закрыт для бормотаний.
Что человек - граница чувств мятежная? Вон там - мой прах, что пепел от листа
Где и моря и суша, где Земля безбрежная - вон там блеснут мне берега
Я жив иль мертв? Свободен или пленник? Погас, горю иль вижу сон?
Лик твой Земля и неба лик, заглушат смерти чей-то стон...

Теперь я твой... навеки твой...


Конец

  Несколько слов: Мне близки эти образы троих молодых людей. Никогда мне не было так легко чувствовать себя героиней, чем сейчас героем. Это то новое и более сильное, так я составляю свою защиту. Вы замечаете в этом сильном некую слабость? Эти люди сломлены и убиты, но мы создаем и воскрешаем их, мы создаем новых людей, новых знакомых, рассуждаем о них, как о близких людях, хотя они не являются не тем, не другим. Это воображение, одиночество и идеалы. Наложите на каждого героя такие состояния, и вы увидите, насколько легко и точно скрепляются они с их образами и образами…нашими…
Я не прощаюсь с вами.

© Ханамико, 2006 г.

 
                        Стихи/Проза        На главную

Хостинг от uCoz